Эпилог
Нужна помощь нашему кадету!

Поиск суворовца:

поиск однокурсников МСВУ

Новинка!

общее дело цикл фильмов

«Честь — никому!»

Фильм подготовлен к 60-летию Минского СВУ
наши спонсорыПартнеры БССК

Мы в Контакте.

Эпилог

ВЯЧЕСЛАВ ВАРЛАМОВ

Ну, здравствуй, Земля!
Фантастический роман

ЭПИЛОГ

 

Внеочередная видеосессия Международной комиссии по космической деятельности была необычной. Небывалый случай – практически все члены комиссии съехались сюда, в китайский город Чангди (Космический), чтобы лично присутствовать на заседании. Получалось так, что это огромной важности мероприятие обретало статус уже не видеосессии, а сессии, которая широко освещалась всеми средствами массовой информации. На нее прибыла и большая делегация Мирового Правительства, расположенного на одном из островов Карибского бассейна.
По первому вопросу о деятельности экипажа космического корабля «Одиссей», осуществлявшего полет к планете Гиацинт, выступил майор Джон Лингс. Более часа он докладывал комиссии о полете корабля к Гиацинту и воз-вращении его на Землю. Доклад сопровождался демонстрацией графиков и схем, подтверждался цифрами и описаниями реальных событий в масштабе бортового времени корабля.
Большой интерес у членов комиссии вызвали детали преодоления кротовой норы «Одиссеем» и огромных гравитационных перегрузок вне защитной камеры майором Лингсом. Но главным был неожиданный итог деятельности экспедиции: выявление причин и свидетельство гибели цивилизации на планете Гиацинт. Председатель МККД, подводя итоги обсуждения первого вопроса, заявил:
– Экспедиция космического корабля «Одиссей» внесла неоценимый исторический вклад в сохранение и дальнейшее развитие цивилизации на Земле. Ведь именно обстоятельное сообщение с борта «Одиссея» о трагической гибели внеземной цивилизации послужило убедительным аргументом, переломившим ситуацию на нашей планете в пользу окончательного и бесповоротного исключения войн и военных конфликтов на Земле.
В конце своего выступления он объявил о присвоении майору Джону Лингсу звания «полковник».
Иван Березин в своем выступлении о реализации проекта «Контакт с внеземной цивилизацией» обстоятельно рассказал о большой подготовительной работе и деятельности его научной группы по установлению связей с обитателями Гиацинта. Он особо отметил исключительно плодотворную деятельность программиста Герарда Ринкерса, погибшего на спутнике Дарус при оказании помощи населению Юга планеты.
Представитель Мирового Правительства в конце работы сессии объявил о решении соответствующего органа назвать спутник планеты Гиацинт именем погибшего на нем астронавта капитана Ринкерса. Он сообщил также, что на общем собрании Академии наук Иван Березин избран академиком.

Сорано не просто с удовлетворением, а с величайшей радостью восприняла языковые преобразования, свершенные на Земле еще в начале XXII века. В основу введенного тогда универсального международного языка был заложен язык эсперанто. Академии эсперантистов пришлось немало потрудиться, чтобы избежать противостояния введенного международного языка и языков этнических. И вот в год 2173-й состоялся очередной Всемирный конгресс эсперанто, на котором по основному вопросу было предложено выступить профессору Танако-Лингс.
Основное содержание доклада составляли материалы, собранные и систематизированные Сорано еще на борту «Одиссея». Чрезвычайно важными были наработки программиста Ринкерса и методика общения астронавтов с инопланетянами на Гиацинте. Но за четыре года, проведенные Танако-Лингс в Космосе, на Земле прошло более ста лет. Все это следовало учесть и связать воедино. И Со-рано это удалось.
На Всемирном конгрессе профессор Танако-Лингс была избрана Президентом Академии эсперанто. Нет, не случайно все-таки родители при рождении дали ей имя Сорано. Она очень много сделала для людей и многого добилась, ведь она же Небесная!

Усадьба Лингсов на острове Гуам очень уютна и привлекательна, хотя и находилась не на Средиземном море, как в молодости мечтал Джон, а на Тихом океане. Сюда недавно пришло послание из Парижа от Николь Лепарье:

«Милая моя Сорано! Как я скучаю по тебе и мечтаю о встрече. Дорогой Джон! Не забыл ли ты, что еще на борту «Одиссея» предлагал всем нам встретиться в день рождения Ванечки? Через месяц с небольшим ему уже пять лет. Иван Березин ждет нас, как и обещал, к себе в гости. Приглашение от него я уже получила, полагаю, что получили его и вы. Ну, так как? Жду приятных вестей. С любовью. Николь».

Но прежде чем отправиться в Петербург, Николь решила посетить еще со студенческих лет милые ее сердцу места в Беларуси. В это недалекое путешествие она пригласила своего праправнука, который, к слову, на два десятка лет был старше своей прапрабабушки. Многое, к сожалению, изменилось с тех далеких времен, когда она здесь была, чего-то и вовсе не узнавала. Тогда ей становилось грустно. А вот усадьба «Беловежская» была все там же, она по-прежнему принимала гостей. Николь оживилась: вон пруд, баня, старинный самовар. А вон и кострище, в котором пеклась вкуснейшая картошка, и у которого Андрэ под гитару пел шансоны. Но что это с Николь? Она пошла быстрым шагом, почти побежала. Сохранилось ли то уютное местечко, где «С милым рай и в шалаше»? Да, вот же оно! Николь какое-то время стояла молча, на ее глаза накатились слезы. Потом она заглянула внутрь: там по-прежнему не было ни мягких подушек, ни одеял, зато было свежее душистое сено.
– Здесь много-много лет назад зародилась жизнь твоей прабабушки, – обращаясь к своему праправнуку, тихо проговорила Николь.

Посоветовавшись с Сорано, Джон принял решение: они отправляются в Петербург. Там их вместе с Иваном Березиным уже ждали Николь Лепарье и Лю Бэй Юн. По весьма важным служебным делам не смог прибыть на встречу Курт Майер, он теперь занимает ответственный пост в Мюнхенском центре подготовки астронавтов.
И где только не побывали гости Ивана Березина! В од-ну из безоблачных ночей они даже через мощный телескоп рассматривали планету Гиацинт в созвездии Лебедь. Несмотря на поздний час в Пулковской обсерватории был и маленький Ванечка: ничего – днем отоспится. С ним был и его очаровательный четвероногий дружок по кличке Дик.
– Это твоя родина, – показывая планету в окуляр, говорил пятилетнему Ване академик Березин, – там ты родился.
– А планетку Маленького принца можно посмотреть? – спросил Ваня.
– Нет. Она ведь маленькая и очень далеко от нас. Где-то там, – ответил Березин, показывая рукой на Млечный путь. Ванечка немного огорчился, но ненадолго. Потом он весело улыбнулся и сказал:
– Неправда, дядя Ваня. Я ее вижу. Она мне весело моргает и смеется. Слышишь? А на ней Маленький принц со своей Розой. Он хороший.
В Петергофе все любовались чудесными фонтанами. Сорано по этому случаю прикрепила к своей кофте значок с изображением фонтана «Самсон», подаренный ей Березиным на свадьбе в Космосе.
– Наконец-то я увидела эти великолепные дворцы, парки, фонтаны, – восхищенно сказала Николь. Потом, любуясь фонтаном «Самсон», она спросила Сорано. – А ты помнишь, как Иван не свадьбе сказал тебе: «Твой муж изумительно схож с Самсоном. Он так же мужественен, силен и храбр»? Теперь я воочию сравниваю и убеждаюсь, что это действительно так.
Как-то вечером, прогуливаясь по Адмиралтейской набережной, Сорано напомнила Ивану о дискуссии, проходившей еще в далеком Космосе:
– Обсуждая вопрос введения на Земле единого международного языка, вы тогда спросили меня: «Сколько времени потребуется людям, чтобы после введения искусственного языка, как обязательного, он стал для всех по-настоящему родным?»
– Да, я помню. И ты ответила мне, что для этого должно смениться не менее четырех-пяти поколений.
– Ну, так вот теперь, когда после введения на Земле единого международного языка на ней меняется уже третье поколение, я не считаю, что была права.
Иван Березин не перебивал Сорано, которая увлеченно продолжала:
– Сейчас я живу на острове Гуам – там почти все говорят на английском языке, постоянно бываю на своей Родине в Японии – там говорят на японском, здесь вот говорят на русском. Но все и везде знают и могут общаться на эсперанто. И так будет еще много-много десятилетий и веков, а, может быть, и всегда. Мудр и прав был изобретатель эсперанто Земенгоф, который предлагал ввести свой язык как искусственный, технический, который должен функционировать с языками этническими, не подавляя их. Но… И на эсперанто есть много переводной и авторской литературы, – сказала Сорано и, немного помолчав, начала читать на языке эсперанто строки из романа Пушкина «Евгений Онегин»:

Do regas frostoj jam krakante,
arĝente helas kampa vast’…
*

Иван Березин, поддержав Сорано, продолжил:

(Vi nun atendas rimon «kante» —
do jen, ricevu sen prokrast’!)
**

– Законодательно можно ввести различного рода кодексы, стандарты, нормативы, но невозможно командовать творчеством, искусством, литературой. Можно лишь рекомендовать или помогать, но не диктовать, – сказал Иван.
– Так же, как нельзя насильно заставить человека говорить на каком-то языке или же запретить ему говорить на другом, – дополнила академика профессор Танако-Лингс.
– Истинно родным и желанным человеку будет лишь тот язык, на котором он думает, говорит во сне, сочиняет стихи и задушевно поет песни, – заключил Иван Березин.

Вот такая она, моя планета Земля.

Ноябрь 2015 г.

_________________________________________________
* И вот уже трещат морозы
И серебрятся средь полей…

** (Читатель ждет уж рифмы розы;
На, вот возьми ее скорей!)

Глава 4 часть 6

Оглавление

WEBPAY

Общественное объединение «Белорусский союз суворовцев и кадет»
УНН 100116878
220029 Республика Беларусь, г. Минск, ул. Калинина, 30а, ком. 408
Прием пожертвований осуществляется круглосуточно

Карта сайта
Powered By English Spelling | Second Hand Cars Delhi | Individual Health Insurance